Прежде всего хочу извиниться за долгое отсутствие публикаций, но преподавательская и практическая деятельность занимает всё свободное время. Поэтому пишу на наиболее востребованные темы, а также темы, вызвавшие наибольшее количество откликов.

В предыдущих статьях я раскрывал особенности массажа детям при аутизме и делился результатами проведённых процедур. Перед Новым годом набирал повторную группу, состоящую из моих старых знакомых детей с аутизмом и нескольких новых детей, общим количеством 6 человек. Количество не впечатляет, но с каждым ребёнком работал вначале по 50 минут, потом сократил время процедуры до 40 минут во избежание риска передозировки и негативного отношения детей к массажу. Курс массажа 10 процедур, за исключением нескольких детей, которые пропустили по одному массажу в связи с семейными обстоятельствами. Если учитывать время на подготовку к массажу (раздевание – одевание), на ребёнка приходился час времени. То есть 6 часов работы с разными детьми с РАС.

Почему так подробно начинаю – потому что общение с такими детьми требует специального образования и навыков. У меня этого нет, поэтому было достаточно трудно не только физически, но и эмоционально. Если учесть, что такие дети считывают эмоции на расстоянии, не говоря уже о прямом контакте с их телом, то эмоционально, я, как массажист, должен был быть абсолютно спокоен, что достаточно трудно в конце рабочего дня. Ребёнку с расстройством аутистического спектра (РАС) не просто длительное время лежать на месте, плюс ещё и физический контакт, который они не терпят даже с родственниками, не то, что с посторонним дядей. Кстати о контакте: некоторые дети, проходившие курс массажа при аутизме у меня ранее, совершенно искренне и по собственному желанию бежали ко мне и сами обнимались, чему я был несказанно удивлён (родители таких детей меня поймут). Процедуры проводились в присутствии родителей, кроме массажа мальчику, о котором писал в первой статье.

Заметна разница в привыкании и принятии процедуры ребёнком, при сравнении новых детей в группе с повторно массирующимися. При повторном курсе, ребёнок охотно идёт на массаж. По словам родителей, он сам начинает поднимать вопрос, о желаемом начале нового курса массажа, что для меня и родителей очень приятно. Новые посетители тяжело начинают курс, особенно первые процедуры, а иногда и до окончания курса чувствуется его негативное отношение к происходящему. Но результат наблюдается на некоторых детях с самого начала, после первой процедуры. Со слов школьного педагога проходивших курс детей, некоторые из них показали очень заметный результат в обучении уже на следующий день после массажа, хотя заслуга педагога здесь значительно больше, чем массажиста.

В данной группе проводился массаж не только по поводу аутизма. У этих детей есть общедетские проблемы связанные и с искривлением ног, позвоночника, а также последствия заболеваний органов дыхания, поэтому пришлось комбинировать методики массажа. Причём по поводу аутизма иногда вообще удавалось поработать с ребёнком всего несколько минут. Но надеюсь, что при повторном курсе, он позволит мне промассировать шею дольше, чем в прошлый раз. Поскольку такой массаж забирает намного больше энергии и сил, чем обычный массаж, даже взрослому человеку, возможно даже больше чем антицеллюлитный массаж, то повторный курс не спешу начинать, но родители детей уже настаивают на повторе, что говорит о положительных и заметных результатах работы. Обучение массажу при аутизме в своём Институте тоже пока не провожу, многое ещё не могу объяснить.

В заключении хочу заявить, что к детям с РАС отношусь особо, считаю их уникальными, необыкновенными и гениальными людьми, горжусь тем, что выпала честь с ними работать и они приняли меня как помощь и как друга. Это не инвалиды, это дети с особым складом ума, способные на некоторые вещи, недоступные возможностям людей без РАС. Изучение этих возможностей, адаптация таких людей в социуме должны стать новой задачей, к которой тоже хочу приложить усилия.